Поездка на Смоленщину в августе 2020 года

   Нас было 16 человек, вылетающих 17 августа рейсом Аэрофлота на Аэробусе-321 из Томска до аэропорта Домодедово в Москве. Вот наши имена:
1.Елезов Максим-преподаватель Томского экономико-промышленного колледжа, командир поискового отряда «Патриот»;
2.Черкашин Владимир-зам. командира;
3.Кудрявцев Эдуард-консультант, поисковик;
4.Ефремов Виктор-студент, поисковик;
5.Москвичёв Евгений- к.тех.наук, поисковик;
6. Борблик Андрей-студент, поисковик;
7.Кизеев Владимир-студент, поисковик;
8.Овечкин Николай-консультант, поисковик;
9.Асламов Максим-студент, поисковик;
10.Ракульцева Ольга-студент мед.колледжа, поисковик;
11.Шепелев Андрей-обивщик мебели, поисковик;
12.Борисов Александр-руководитель Клуба друзей 166 стрелковой дивизии;
13.Меньшикова Наталья-родственница воина 166 стрелковой дивизии;
14.Нагорский Пётр Михайлович-родственник воина 166 стрелковой дивизии;
15.Бевз Денис-кинооператор, режиссёр докум.фильма;
16.Гайнутдинов Рубин-фотокорреспондент.

Смоленщина
Целью нашей экспедиции была Смоленщина. Там нужно было установить памятные знаки на местах, где поисковики обнаружили останки воинов 166 стрелковой дивизии, сформированной в Томске в 1939 году и пропавших без вести в июле-октябре 1941 года на Смоленщине.
Мы должны были посетить село Верховье Холм-Жирковского района Смоленской области, встретиться с директором Музея 166 стрелковой дивизии и партизанского движения Персидским Александром Михайловичем, посетить Мемориал захоронения воинов в селе Боголюбово. Местом дислокации нашего отряда должна стать деревня Климово, откуда мы будем выезжать на места боёв, устанавливать памятные знаки, проводить поисковые работы, а также заниматься съёмкой документального фильма о 166 стрелковой дивизии.
В связи с ограничениями по короновирусу все вылетающие имели средства защиты, маски, был проведён соответствующий инструктаж.
Летели мы на одну неделю, обратные билеты были взяты на 22 августа. Должен сказать, что пролёт нам обошёлся бесплатно, за счёт поддержки из областного совета ветеранов. В 8 часов утра наш самолёт оторвался от взлётной полосы и в 8 часов утра уже московского времени, за счёт временной разницы, мы приземлились в Москве.

Белорусский вокзал
Знакомиться с достопримечательности столицы не входило в наши планы, поэтому на аэроэкспрессе мы добрались до станции метро и метрополитеном доехали до Белорусского вокзала. Накануне, ещё в Томске я по электронной почте связался с Самороковой Татьяной,  нашим представителем по московскому региону, человеком, который оказывает большую  помощь в поиске воинов дивизии, их родственников, ведёт с ними переписку. Татьяна, жила в Кемеровской области, затем переехала в Москву. Её прадед Трофимов Филосот Васильевич погиб в июле 1941 года на Смоленщине и похоронен на братском кладбище в селе Боголюбово Холм-Жирковского района Смоленской области. Из Кемеровской области, Алтайского и Красноярского  краёв, других сибирских областей  много воинов было призвано в томскую дивизию. Много воинов в альбоме, посвящённого дивизии, появилось благодаря именно её  плодотворной и настойчивой работе, ведь прошлые сибирские связи остаются на всю жизнь, а ответственность за сохранение памяти, передаче этой памяти молодому поколению, связь и преемственность, сохраняются независимо от места проживания. Татьяна ведёт и отвечает на сайте «Одноклассники»  за блог, посвящённый 166 стрелковой дивизии. Я хотел, чтобы Татьяна приняла участие вместе с нами, но по рабочим обстоятельствам она не смогла этого сделать. Но подъехать на Белорусский вокзал она пообещала.
И вот я увидел её — стройная женщина приближается к нашей группе. Встреча и общение были радостными, но недолгими: нужно было садиться на поезд. Но мы сумели сделать несколько фотографий на фоне вокзала, у памятника воину и женщине, я подарил Татьяне несколько своих книжек, в том числе поэму о 166 стрелковой дивизии. Таня познакомилась с командиром поискового отряда Максимом Елезовым, режиссёром фильма, родственниками воинов, обменялись телефонами.
В жизни не всё получается, как хочешь. Я хотел пригласить на Смоленщину Александра Таскаева, родственника воина дивизии, активно занимающегося поисками воинов в Новосибирской и Кемеровской областях, за что ему большое спасибо, но он также не смог приехать. Александр пишет по эл. почте: «Я вам чистой завистью  завидую, что вы летите на Смоленщину, с удовольствием  бы поехал, но не смогу». Я думаю, что у Александра ещё будет возможность побывать на Смоленщине. Кстати, его родители родом из местечка Починок на Смоленщине, где также воевала томская дивизия.

Верховье
На электричке мы доехали до города Ярцево, там устроились на ночёвку в гостиницу «Рябинушка».  На следующее утро на автобусе выехали в село Верховье. В селе Боголюбово, что в пяти км. от Верховья, нас встречал директор музея Персидский Александр Михайлович за рулём своей легковушки. Встреча была радостной, тем более, что Александр Михайлович встретил Нагорского Петра Михайловича, входящего в нашу группу, который уже был у него в Верховье несколько лет назад. Александр Михайлович пообщался с группой, поздоровался с каждым томичом за руку.
Вначале Персидский провёл нас в селе Боголюбово к мемориальному комплексу-братскому захоронению воинов перед местной школой. Нельзя без волнения смотреть на эти плиты с нанесёнными на них фамилиями  более 1500 советских воинов, сложивших голову за нашу Родину. Здесь захоронен и первый командир 166 стрелковой дивизии Холзинев Алексей Назарович. Я внимательно, насколько позволяло время, посмотрел списки воинов на мемориальных плитах. На одной плите было написано Иксанов Х. Скорее всего это Иксанов Хамза, один из моих героев в поэме о 166 стрелковой дивизии. Он был последним воином-томичом из дивизии, умершим в возрасте 95 лет в Томске.
Вот так живой воин был занесён на плиты погибших!  Александр Михайлович сказал, что Иксанов был партизаном. В самом деле ,Хамза Иксанов был партизаном в партизанском отряде «За Родину», где командиром был Дагаев Сергей, томич, литейщик с томского завода ТЭМЗ. Другой томич, воин дивизии Васильев Василий Иннокентьевич, преподаватель томского политеха был командиром партизанского отряда «Смерть фашизму». В этих отрядах было много воинов дивизии, в том числе томичей.  Дагаев и Васильев погибли в один день 5 февраля 1943 года в результате карательной операции фашистов накануне освобождения Смоленщины.
А до этого было множество операций, проведённых партизанами, много было пущено под откос поездов, уничтожено фашистов, освобождено местных жителей от угона в рабство.  В тылу врага были целые районы свободные от оккупации, куда немцы боялись заходить.
Я попросил нашего фотокорреспондента  Рубина Гайнутдинова заснять все плиты с именами воинов. По этим снимкам, спискам, фамилиям воинов нужно ещё много работать, находить данные о воинах с плит, узнавать в каких частях и подразделениях они воевали и тогда удастся найти людей, их родных, фотографии воинов. В конечном итоге будет сохранена память о героических защитниках.
После Боголюбова мы проехали до села Верховья, где Александр Михайлович подробно и обстоятельно рассказал об истории создания мемориального комплекса. У истории его создания стоят томские политехники во главе с преподавателем ТПИ Лозовским Игорем Трофимовичем, который впервые приехал в Верховье в 1977 году вместе с четырьмя студентками института С.Колмогоровой,Т. Каменевой, Н. Бондаревой и Н.Чистяковой. Там они познакомились с Михаилом Александровичем Персидским, бывшим партизаном и энтузиастом, который организовал общественный музей в с.Верховье, занимался историей партизанского движения и историей 166 стрелковой дивизии. Так родилась и воплощалась идея создания мемориального комплекса, сохранения памяти дивизии. Почин был поддержан партийным бюро томского института, а также  Обкомом партии и советскими органами Томска. Ежегодно с 1978 года выезжали студенческие строительные отряды на Смоленщину, принимали участие не только в строительстве комплекса, но и в помощи местному совхозу в сельхозработах. Отличительным знаком комплекса является грандиозное сооружение — нержавеющие пилоны, на вершине которых водружена звезда. Эти пилоны были изготовлены на Томском электромеханическом заводе, отправлены на Смоленщину и установлены в 1983 году. Одновременно с этим был открыт мемориал.
Ещё одна знаменательная веха-это строительство в Верховье часовни в честь архистратига Михаила. Часовня изготовлена из сибирской лиственницы  в Томске, привезена на Смоленщину и собрана в Верховье в 2005 году. Часовня освящена, в ней проводятся службы. Я познакомился со старостой церкви, которая живёт в Верховье. Она представилась, как Галина, на мой вопрос о церковном чине, сказала, что в службе она иеромонахиня Мария.
Много рассказывал Персидский о работе музея. Помощь оказывают музею не только Томск и политехнический институт, активно помогает Томское землячество в Москве, ежегодно и не раз в году приезжает в Верховье председатель Совета ветеранов ТПУ Бутенко Виктор Александрович. Были в Верховье первый секретарь Томского обкома КПСС  Е.К.Лигачёв, губернатор Томской области С.А.Жвачкин, представители Томского землячества. В 1981 году стройотряд политехнического института, работающий в Верховье, возглавлял  студент ТПИ, ныне мэр города Томска Кляйн Иван Григорьевич.
Персидский проводил нас по залам музея, присутствующие с интересом слушали его рассказ. Особенно понравился ребятам пулемёт «Максим», с которым охотно фотографировались.
Наконец дошло дело до подарков, которые привезли томичи.
Нагорский Пётр Михайлович, который уже подарил музею картину своего дяди Нагорского Георгия, когда ранее был в музее, на этот раз преподнёс копии картин, рассказал о истории их создания, о своём дяде, который стал бы известным художником или учёным. Но пропал без вести в  1941 году на Смоленщине в составе дивизии.
Александр Борисов подарил музею подборку своих  газетных публикаций о работе клуба друзей 166 стрелковой дивизии, образованным в 2016 году, свою поэму «166 стрелковая дивизия»,
а  также два альбома о воинах дивизии.
Командир поискового отряда «Патриот» преподнёс Персидскому А.М. книжку о работе поискового отряда.
Довольные, накормленные, под впечатлением от увиденного и услышанного, томичи садились в автобус и прощались с гостеприимным хозяином.
Впереди нас ждало село Климово-пункт постоянной дислокации и работы.

Климово

При поездке до деревни Климово вспомнилось, что при выступлении Персидского в Верховье он говорил, что некоторые люди (он не назвал кто),говорят что музей нужно было  разместить в местах, где 166 стрелковая вела основные бои. При этом он сказал, что дивизия воевала и севернее в районе города Белый, который позднее отошёл к Тверской области. Также первые бои в июле дивизия приняла в районе озера Щучье, там происходили ожесточённыё бои. По данным разведки немцы высадили десант, позже оказалось, что это были регулярные силы немцев, с танками, артиллерией, авиацией. При высадке из эшелонов дивизия уходила на северо-запад в район г. Белый, но уже в двадцатых числах июля дивизия получила приказ передислоцироваться в район Духовщины на юг для ликвидации группировки немцев. Поэтому в конце июля, в августе и сентябре дивизия располагалась в районе совхоза Климово. Там происходили ожесточённые бои, там же дивизия приняла основной удар немецкого наступления 2 октября по плану «Тайфун» по захвату Москвы. Там же выходила из окружения.
Поисковый отряд «Патриот» работает по поиску воинов в основном в этом районе. Климово, раньше большое село, основанное в 19 веке семейством Энгельгардтов, которые много сделали для блага России и Смоленского края. Некоторые Энгельгардты захоронены в деревне Фрол, это усыпальница рода. В роду Энгельгардтов были губернаторы, военные, статские и титулярные советники. Энгельгардт Александр Николаевич был публицистом, народником, агрохимиком, родился в 1832 году в селе Климово, много сделал для блага Смоленщины, занимался почвоведением, помогал местным крестьянам ,имел в Климово несколько предприятий по переработке сельхозпродукции, построил школу в селе. После революции в Климово образовался совхоз. Сейчас от этого села осталось несколько улиц. Мы жили на улице Дачной, рядом  улица Центральная. Людям в селе работать негде, работает лишь магазин на улице Центральной.
В Климово мы заселились в деревенский дом, который нам предоставил командир ярцевского поискового отряда «Безымянный» Серков Андрей Павлович. В этом доме раньше жили родители Серкова. Молодёжь, то есть поисковики до 30 лет, поставили две палатки и обустроили свои спальные места. Обстановка была простая, но вполне подходящая для нашей разновозрастной кампании.  Следующие три дня предстояли выходы в лес, установка табличек и поисковая работа.

Климово-первый день в лесу
 Для поездки в лес предназначались автомобили УАЗ типа «буханки».На них мы и выехали в первый день нашего похода в лес. Ехали на первом УАЗике, за рулём которого был командир отряда «Безымянный»  Серков Андрей Павлович. Дорога шла на запад в сторону деревни Исаково. Андрей Павлович рассказывал, что дорога была построена после войны, до этого её не было. Когда грейдер создавал полотно дороги, было много человеческих костей и захоронений. Тогда ещё не занимались поисками воинов, останки можно было найти прямо в огороде или на околице. Найденных воинов просто прикапывали.
Отъехав несколько километров от Климово, наш УАЗ остановился. Второй УАЗ, в обоих было человек 20 (наш отряд и несколько поисковиков из ярцевского отряда «Безымянный»), подъехал к нему и все поисковики с лопатами, металлоискателями, щупами вышли и направились в лес справа от дороги. Трава была высокая, вереница поисковиков подходила к лесу. Местность понижалась, мы вошли в лес. Перешли ручей и пошли  на подъём. Местность была удивительная, как в фантастическом лесу. Лес напоминал нашу сибирскую тайгу, но деревья чередовались — лиственные и хвойные. Деревья были высокими, местами бурелом и упавшие сухие лесины. В лесу земля покрыта можжевельником. Видно только он может расти на этой красной глинистой земле. За три дня похода в лес я не видел там певчих птиц, как у  нас  в Сибири. Иногда пролетали вороны и сороки.  
 Грибы попадались редко, да и то несъедобные, несколько раз попались лисички, но это случалось почему-то, когда мы сбивались с курса и здесь было уже не до сбора грибов. На случай, если
кто-то отстанет, нужно было периодически кричать и ждать ответа, затем собираться. Лес был глухой, эха почти не возникало. Серков  сказал, чтобы не расслаблялись и показал следы от медведя, известно какие.
Мы вышли на небольшой пригорок, он был изрыт траншеями и окопами, а также ямками.
Серков объяснил, что это были окопы и просто отдельные ячейки. Во время боя главное было окопаться, это помогало остаться живым. Там мы установили первую табличку воина.
 Это был Пугачёв Абдула Ганеевич 1913 года рождения, рядовой, наводчик из 166 стрелковой дивизии, погибший в июле 1941 года. Его останки были обнаружены поисковиками отряда «Безымянный»  весной 2014 года. В Томске были найдены родственники воина. Останки бойца захоронены на «Поле Памяти» в г.Ярцево.
Почему я пишу так подробно, кто-то скажет — а кто вообще пойдёт в этот лес?
 Эти 12 табличек не были бы установлены, не найди поисковики медальоны солдат, родственники не знали бы ничего о своём отце, деде. А в эти места будут ходить люди, увидят, что здесь воевали их отцы, деды, отдавали жизни свои за Родину.
Возле окопа забивался металлический штырь, красился чёрной краской, к нему приворачивалась  табличка. Андрей Павлович или поисковик из его отряда рассказывали, как был найден боец, какие бои шли в этом месте. Поисковик из его отряда по имени Александр на вопрос кинооператора -сколько воинов нашёл он и что чувствует, отвечал:- не меньше ста человек, а чувствую я гордость за исполненный долг.
 Вот такие люди исполняют свой долг, сохраняют нашу Память!
Эти места будут нанесены на карту и пойдут люди тропами дедов и отцов, сохранится преемственность поколений  и человеческая  память.
В лесу пахло прелью и тленом, впечатление было немного торжественное и  тревожное.
 С металлоискателем работал поисковик Евгений и его прибор часто  подавал звуки, при раскопках это оказывались патроны, осколки мин и шрапнели, нашли штык от русской винтовки Мосина. Нас предупредили, что эти вещи нельзя брать в руки, в гильзах оставался порох. Поисковики работали в перчатках.
После обнаружения металлоискателем, который был у Евгения, я нашёл хвостовик от мины 82 калибра советского производства, у немцев был 81 калибр. По словам Андрея Павловича, мы могли использовать немецкие мины, а немцы нет:  наши мины не входили в трубу немецкого миномёта. Поисковики нашли противогаз, он долго не выкапывался, мешала гофрированная трубка, соединяющая маску с коробкой. Противогазы практически не применялись, но носить их должен был каждый боец. Кстати, некоторые вещи в том числе медальоны, красноармейцы могли хранить и в противогазе, так как не все бойцы  имели карманы на форме.
В дальнейшем противогаз был передан в музей села Климово, а хвостовик был оставлен- перевозка таких экспонатов была строго запрещена.
Наталья Меньшикова, родственница пропавшего без вести Березовского Сергея Ксенофонтьевича, с терпением переносила тяготы поисковой работы. Также уверенно ходил Нагорский Пётр Михайлович, день рождения которого мы отметим завтра.
 В лесу я часто оказывался рядом с заместителем Елезова- поисковиком Володей. Знаком с ним был и раньше, до поездки на Смоленщину. Знал, что отслужил Володя в армии, занимался, кстати, поисковыми работами. Меня удивляла его основательность и его рассказы о жизни. Часто он подходил ко мне и справлялся о здоровье. Говорил, что впечатления от поездки возникнут позже, по истечению какого-то времени. Как он говорил: «и тогда пазлы сойдутся».
Увлекался фантастикой, в том числе братьями Стругацкими, сыпал эпизодами из прочитанного. Но его рассказы всегда имели смысл и связь с происходящим. К своему начальнику он относился с определённой долей критики. Потом я понял, что опыт Максима Елезова и максимализм, молодая напористость Володи (парню 25 лет), создавали тандем, необходимый для выполнения поставленной задачи. Ведь надо было организовать группу, приобрести билеты, продумать всё до мелочей, учесть особенности каждого человека и необходимость выполнения общей задачи.
В этот день установили ещё 2 таблички красноармейцам 166 стрелковой дивизии.
Это Мартаков Сафрон Яковлевич 1906 г.р. уроженец Асиновского района Томской области. Пропал без вести в сентябре 1941 года и найден поисковиками отряда «Безымянный» в июле 2009 года. Родные Мартакова найдены в г.Кемерово.
Демиденко Иван Александрович 1913 г.р.Погиб в июле 1941 года, обнаружен поисковиками отряда «Безымянный весной 2016 г. Захоронен на «Поле Памяти» в г.Ярцево в сентябре 2016 года. Родственники найдены в Краснодарском крае.
Вернулись мы в Климово уставшие, но довольные. Назавтра предстоял новый выход в лес.

Климово. Второй день в лесу. День рождения.
Утром мы выехали на надёжных, а главное высокопроходимых внедорожниках в село Фрол,что недалеко от Климово. Раньше это было многолюдное село, усадьба и также усыпальница рода Энгельгардтов. После революции 1917 года Энгельгардты были репрессированы. Места, основанные ими, стали запустевать. В селе Фрол осталась красивая каменная церковь.
В августе 1941 года там размещался 3-й батальон 423 стрелкового полка 166 стрелковой дивизии. Командир батальона майор Войцеховский Иосиф Ананьевич устроил наблюдательный пункт на куполе церкви. 8 августа 1941 года деревня была окружена немецкими танками. Батальон принял неравный бой и комбат вызвал огонь на себя. После того, как часть танков была уничтожена, остальные отошли, деревню освободили, но тяжелораненный комбат Войцеховский умер в медсанбате.
За свой героический поступок Войцеховский был награждён орденом Ленина посмертно. В городе Томске у Войцеховского осталось семеро детей. Сейчас в Томске живёт его правнучка.
У места, где стояла церковь, не осталось ничего. Мы установили табличку с именем и описанием подвига Войцеховского.
Я подобрал осколок кирпича, он, сделанный в 19 веке, будет напоминать мне об этом месте и о беспримерном подвиге майора Войцеховского.
Места, где сегодня работали мы, отличались от вчерашнего леса и той гнетущей атмосферы. Недаром Энгельгардты выбрали эти места для своего проживания и для блага своих сородичей и всего рабочего люда.
Взять то же Климово, широкие улицы села, много земли, бери сколько хочешь и работай на ней. Земля хоть и не чернозём, но при хорошем уходе, внесении удобрений, как делал А.Н. Энгельгардт, она окупится сторицей. На окраине Климова стоит роща дубов, посаженная Энгельгардтами в 19 веке. Этим дубам под 200 лет! Вид исключительный!
 Водить сюда экскурсии, рассказывать историю этих мест, историю славной сибирской дивизии.
С нами приехала внучка воина дивизии Березовского Сергея Ксенофонтовича -Меньшикова Наталья. Её дед погиб и похоронен в районе деревни Гуторово. Мы нашли эту деревню,  на её месте установлены плиты с именами погибших мирных жителей женщин, стариков, детей.
 Самой деревни нет, ни одного дома.
Это Ярцевская Хатынь, здесь 15 февраля 1943 года немцы заживо сожгли 147 человек за помощь партизанам. Мы постояли на этом месте, поклонились невинно убиенным людям.
 Пусть это никогда не повторится на нашей земле!
Переехали в другое место и установили ещё три таблички красноармейцам 166 стрелковой:

Коломентьев Николай Васильевич 1913 г.р.найден поисковиками отряда «Безымянный» и московского отряда «Высота» в июле 2009 г. Уроженец с.Коларово Томской области. Пулемётчик 166 стрелковой дивизии, уничтожил в бою более 100 фашистов, заутюжен в окопе немецким танком .В Томской области в с.Коларово живут родные.

Гуров Александр Елизарович 1918 г.р. Пропал без вести в октябре 1941 г.найден поисковиками отряда «Безымянный» в 2014 г. Захоронен в 2014 г. на «Поле Памяти» г.Ярцево.  В Томске найдены родственники.

Титович Степан Степанович 1912 г.р.Пропал без вести в августе 1941 г.найден поисковиками отряда «Безымянный» в июле 2009 г. Захоронен в сентябре 2009 г. г. на «Поле Памяти» г.Ярцево. 
В Томске  проживает его сын.
Здесь мы нашли останки бойца дивизии, были 2 голени и 2 берцовой кости. Елезов оставил останки бойца Серкову для захоронения.Скорее всего здесь поработали «чёрные копатели».
Они охотятся за оружием, на кости не обращают внимание.
Переехали в другое место, дорога была очень плохая, в одном месте наш УАЗ сел на задний бампер, пришлось подкапывать и толкать ребятам. Я назвал это место «Ганина яма». (Потому что потом устанавливали таблички, в том числе красноармейцу Ганичеву).
 Зато шли потом через прекрасное поле, поросшее высокой травой, вошли в лес, пересекли ручей и в чистом светлом лесу установили три таблички.

Ганичев  Яков Васильевич 1915 г.р.Уроженец д.Кузнецово Вологодской обл.красноармеец 423 стрелкового полка 166 стрелковой дивизии Погиб в июле 1941 г. найден поисковиками отряда «Безымянный» весной 2019 г. Определён по именной ложке.

Лалетин Пётр Григорьевич 1916 г.р.Уроженец с.Песочное призван Томским РВК 29.05.1941г. найден поисковиками отряда «Безымянный» в 2016 г. захоронен на Поле Памяти в Ярцевском р-не.

Пенкин Алексей Андреевич 1915 г.р. Уроженец д.Головино Томского р-на Томской обл.,красноармеец 423 стрелкового полка 166 стрелковой дивизии,погиб в ноябре 1941 г. найден поисковиками отряда «Безымянный» весной 2019 г.

После приезда в Климово мы попали на мероприятие, которое проводила заведующая Дома культуры и климовского  музея Любовь Михайловна Ивашкова. Ей помогала заведующая краеведческим отделом музея Зоя. Это был Медовый Спас, нас напоили чаем и угостили вкусным душистым мёдом местного пчеловода Виктора.
Мы подарили Любови Михайловне альбом о 166 стрелковой дивизии, я подарил свою поэму с таким же названием. Договорились, что Люба, так я её стал называть, подойдёт завтра утром и наш кинооператор Денис снимет её для документального фильма.
А вечером мы отметили день рождения Нагорского Петра Михайловича. Должен сказать, что Пётр Михайлович учёный, доктор наук и профессор! Вначале я вручил Петру Михайловичу Памятный адрес — поздравление, который заготовил ещё в Томске. Это поздравление подписали все томские поисковики, а также командир отряда «Безымянный» Серков Андрей Павлович и его заместитель.
На столе на улице возле дома стояла бутылка коньяка, привезённая Петром Михайловичем и пиво из местного магазина. Были ли там и другие напитки.
Уже позже Пётр Михайлович подошёл ко мне и сказал: «А знаете кто эта Звезда?» Он показывал мне поздравление, где в конце было написано: «Пусть ваша путеводная Звезда всегда ведёт Вас вперёд!» –Ну, и кто же,- спросил я заинтересованно, тем более что звёзды уже появились на небе. «Это моя жена Татьяна»,- отвечал профессор. Могу торжественно подтвердить, что и в полевых условиях Пётр Михайлович хранил семейные ценности.

Климово. Третий день. Пазлы сошлись.
Утром я встал в 6 часов. Удивительно проснуться рано, когда ещё все спят: женщины в своей комнатке, кинооператор Денис, фотокорреспондент Рубин, Нагорский Пётр Михайлович, поисковики в своих палатках, а где-то в конце деревни кричит петух, ему отвечает другой.
Погода всю неделю благоприятствовала нам. Не было ни одного дождя, было тепло и даже комары не досаждали. Разве можно сравнить  смоленских комаров с сибирскими.
Они и укусить нормально не могут! А гнуса, мошки, слепней и оводов, даже мух я не видел в этой смоленской деревне. Помыться у рукомойника на улице — одно удовольствие!
Поэтому советую всем — вставайте рано. Вспомнил Володю и что он говорил про пазлы.
Они стали складываться. Многое нам удалось сделать, многое прояснилось. Например, стало понятно, что музеи в Смоленской области можно делать почти в каждой деревне. И однозначно, что климовский музей нужно пополнять, оказывать ему помощь, в том числе из Томска и от поисковиков.
Нужно привлекать туристов на Смоленщину. Пешие прогулки до деревни Фрол, Гуторово, посещение пасеки Виктора в Климово, мест связанных с Энгельгардтами, пройти  партизанскими тропами и много ещё чего.    Одна бабушка Елена Григорьевна Горбачёва чего стоит!
 Её рассказы о войне, о чём она помнит подробно, хотя в 1941 году ей было 7 лет, но  она помнит и про немцев и про партизан, и что в Климово был штаб 166 стрелковой дивизии, а потом штаб немцев. И как немцы были в 41 году добрыми и говорили, что едут пить чай в Москве, и как потом при отступлении убивали и жгли мирных жителей. И как деревню чуть не, спалили, но помешал туман и местный дед, который сказал немцам, что партизаны рядом и их много.
Много знает бабушка Лена, записать бы её рассказы для потомков. Кинооператор Денис снял бабушку  Лену для своего фильма.
И ещё —  есть одна мечта, это найти всех без вести пропавших:
Авдеева Матвея Васильевича
Андреева Андрея Петровича
Березовского Сергея Ксенофонтовича
Горелова Семёна Фёдоровича
Губарева Семёна Киреевича
Емельянович Павла Петровича
Горелова Семёна Фёдоровича
Жарова Михаила Владимировича
Жолобова Ивана Андреевича
Зорина Константина Дмитриевича
Кравченко Леонида Ульяновича
Лаптева Андриана Георгиевича
Митаенко Дмитрия Леонтьевича
Нагорского Георгия Петровича
Никитенко Василия Васильевича
Панкуля Николая Андреевича
Новикова Ивана Владимировича
Попова Василия Фёдоровича
Райкова Ивана Филипповича
Семеней Абрама Федосеевича
Сеноколис Виктора Петровича
Синькова Павла Денисовича
Трофимова Филосота Васильевича
Чанова Никифора Павловича

Извините,что упомянул только тех ,чьих родных знаю лично.
Тысячи и тысячи лежат они в смоленской красной от их крови земли. Это они откликаются на звук металлоискателя, это они маячат среди высоких деревьев в сумрачных и пронизанных солнцем смоленских лесах, это они ждут нас уже много лет после войны.
В 9 часов утра подъехала Любовь Михайловна. Мы пошли вместе с ней, Денисом, Натальей Меньшиковой к дому, где родилась и жила Любовь Михайловна. Это напротив, наискосок от нашего климовского жилища. Любовь рассказала, как в восьмидесятых годах к ним приезжал Кофтунов Михаил Ильич, в то время председатель Совета ветеранов 166 стрелковой дивизии в Томске, какой он был уставший с дороги, как  сходил в ихнюю баньку, как его угощали, а он рассказывал о том, как воевал в этих местах. Потом он переписывался с Любой, давал ей советы, писала и Любовь ему. Было ей в ту пору 17 лет. Может отсюда, пошла и продолжается у Любови Михайловны любовь к родному краю, увлечение и сохранение истории родных мест, истории томской дивизии. Денис снял рассказы Любови Михайловны, эти эпизоды войдут в его документальный фильм.
Проводили Любовь Михайловну, ей в этот день нужно было ехать в райцентр Ярцево.

В этот день мы поехали в район деревни Кротово. Дороги были хорошие. Нужно сказать, что в Ярцевском районе дороги лучше, чем в Холм-Жирковском. Много заасфальтированных,а в соседнем, даже в Верховье, неухоженная просёлочная дорога. Видно не хватает средств у Холм-Жирковской администрации на поддержание инфраструктуры, что печально. Всё упирается в деньги.
 Дважды переехали речку Вопь, это главная река что вьётся по Ярцевскому и Холм-Жирковскому районам. Река помнит боевые действия 1941 года, река помнит партизанские рейды 1941-1943 годов. Вьётся она по Смоленщине, сохраняет историю края!
В этот день мы установили одну табличку воину 166 стрелковой дивизии.

Мартынович Тимофей Евдокимович 1918 г.р. жил в д.Черниговка,Самсоновского с/с Тяжинского р-на Новосибирской обл. Мл.сержант,командир отделения пропал без вести в августе 1941 г., найден поисковиками отряда «Безымянный»  в ноябре 2019 г. Родственники найдены в Кемеровской области.
Ещё одну табличку Есину Николаю Афанасьевичу томичу, миномётчику 517 стрелкового полка,  обнаруженному поисковиком поискового отряда «Рядовой», учащимся средней школы г.Ярцево Владиславом Бобровым и потом торжественно захороненным на Южном кладбище г. Томска
5 сентября 2017 года, Максим Елезов оставил Серкову Андрею Павловичу. Место обнаружения останков Есина было далеко от нашей дислокации и Андрей Павлович установит эту табличку со своими поисковиками, отдаст дань Памяти солдату.
 Ведь в медальоне у томича были слова — заполняю, но умирать не хочу.

Уже в другом месте на высоком берегу ручья Максим Елезов нашёл каску. Сразу, конечно, не знали, что каска. Но металлоискатель уверенно указывал — металл. Долго её откапывали и на глубине около 2 метров извлекли немецкую каску. Целый был даже подшлемник. Долго её очищали от глины, ребята думали, что «хозяин» лежит рядом. Так поисковики называют немцев.
Но немца не оказалось в окопе, видно убежал фашист и даже каску забыл.
Совсем забыл сказать, что в этот день я захотел поработать с щупом. Как это получалось, должны сказать поисковики, но мне понравилось. В одном месте щуп упирался во что-то твёрдое. Явно это был не корень дерева, опытные поисковики узнают это сразу. Оказались куски кирпича. Может была деревня, которую сожгли оккупанты и остались одни печные трубы, может это жители после войны разбирали печи на новые печи в своих жилищах. Одно ясно — была здесь деревня и не стало её.
А сколько тысяч деревень исчезло с карты Смоленской области, особенно в 90-е годы.  Много ещё тёмных мест у истории, много можно написать об этом.
Нужен только человек, исследователь, как Александр Николаевич  Энгельгардт, который займётся этим.
 В блиндаже ребята нашли противотанковую мину. Она лежит на дне ручья, как воспоминания о войне и может несёт в себе смерть. Только сфотографировать можно.

Журавли
Вечером того же дня выезжали в Ярцево, а далее в Москву и домой.
Отнёс я продукты, что оставались  после нашего отъезда, бабушке Лене, пожелал здоровья, счастливых лет, обещал приехать. Обнялись на дорожку.
 Уже сели в автобус, когда закричали ребята: «Журавли!» Все выскочили наружу.
Они летели — клин из 7 журавлей и подавали свой клич на землю.
Хорошая примета! Говорят, это души ушедших солдат и ещё, что вернёмся мы обратно на эту ставшую родной землю, к хорошим людям и новым друзьям.
Завтра Москва и домой!

Руководитель Клуба друзей 166 стрелковой дивизии         Александр Борисов