Книги о 166-й стрелковой дивизии

Часть третья. Два товарища

До конца июня 28 воинских эшелонов отошли от томских вокзалов на Западный фронт.
На защиту Москвы была отправлена 166 стрелковая дивизия в составе трех стрелковых полков, двух артиллерийских полков, одного арт.дивизиона, батальона связи, отдельного разведывательного батальона, медсанбата, автотранспортного батальона, роты химзащиты, хлебозавода, полевой почтовой станции, двух тысяч лошадей и четырех сотен автомобилей.
Два друга Анатолий Липихин и Сергей Каракулов ехали на фронт в самом первом эшелоне, отошедшем с вокзала Томск — второй  26 июня. Они родились с разницей в один год, жили на одной улице, ходили в одну школу, вместе проходили службу в Красной Армии.
У Анатолия еще с 15 лет появилась тяга, что-либо мастерить.  Жил на окраине Томска на улице Кустарной старичок-машинист Василий Семенович Головачев. В мастерскую этого умельца, расположенную в старом сарае, пристрастился ходить наш Толя. В сарае стояли токарный и сверлильный станки, такие же старые, как и сам хозяин. Вот на этих станках, конечно с разрешения хозяина, понравилось работать парнишке.
К изумлению Василия Семеновича, Толя как-то продемонстрировал модель паровоза, им самим изготовленную из металла. Но еще больше удивился старый машинист, когда его ученик налил в котел паровоза воду, зажег топку и колеса паровоза вдруг завертелись.
— Быть тебе большим инженером, — сказал старый машинист и погладил Толю по непокорным вихрам.

Толя окончил семилетку и пошел на предприятие, где работал его отец токарем. Вначале он помогал отцу, потом стал работать автослесарем. Не могла нарадоваться на это его мать Пелагея Михайловна, сама великая труженица, она до революции 12 лет батрачила, лучшие годы отдала производству, была известной станочницей на томском заводе.  Да и хозяин семьи, Иван Степанович, который был старейшим работником автотранспортного предприятия. Три его сына, старший Виктор,Анатолий и младший Владимир, пошли по стопам родителей.

— Династия Липихиных, — говорили люди с уважением об Иване Степановиче и его сыновьях.
Большая радость для Толи была, когда его приняли в комсомол. Время было бурное, богатое на события, каждый день происходило что-то новое, строились заводы, шахты, возникали новые почины: дать стране больше угля, выплавить больше стали, собрать зерна и, конечно, закоперщиками, зачинателями всего этого были молодые, комсомольцы. Жизнь бурлила, почетными были не богатые люди, а люди инициативные, передовые, с огоньком в глазах, готовые душу и сердце свое отдать для общего блага, для счастья людей.
Была одна мечта у Анатолия, о которой никто не знал, кроме его закадычного друга Сереги, — это стать летчиком. Но, когда пришло время идти в армию, он не попал в летные части, туда брали прошедших ОСАВИАХИМ, умеющих летать и прыгать с парашютом. Поэтому армейское обучение Анатолия включало в себя сборы в юргинских лагерях, обучение воинскому ремеслу, стрельбе, муштровке, изучению устава. Когда пришло страшное известие о начале войны, он был мобилизован и в звании сержанта, командира пулеметного отделения 1-го батальона 423 стрелкового полка отправлен на фронт.
В Москву на Белорусский вокзал эшелон пришел ночью. Для Анатолия и его друга Сереги, которые думали, что вокзал огромный оказалось, что он ненамного больше томского.
По перрону озабочено ходили железнодорожные бригады, путевые обходчики деловито простукивали буксы под вагонами.

Все это было знакомо, Анатолий любил бывать на томских вокзалах, ему была понятна работа железнодорожной обслуги. Не было ярких огней, применялась светомаскировка, чувствовалась военная обстановка, близость фронта. У эшелона сменили паровоз и через час поезд поехал на северо-запад от Москвы. На станции Бологое Анатолий отнес на вокзал и отправил письмо домой:

 «Добрый день, родители, а также все. Шлю вам свой привет и желаю наилучших успехов в вашей жизни. Сообщаю вам о том, что в настояшее время я жив и здоров. Едем на Ленинград,4-го будем там. Это письмо будет послано из Ленинграда. По всем признакам, наверное, попадем в Финляндию. Передавайте всем привет. Прощайте. Крепко жму всем вам руку. Ваш сын Анатолий».

А вот строки из письма друга Липихина — Сергея Каракулова:
«Здравствуй, мама! Я хочу написать о том, что произошло после того, как я уехал из дома. Нас быстро повезли к месту назначения. Поехали через Москву и прибыли на станцию Дно. Стояли три дня. На нас налетели и бомбили самолеты фашистов, но мы дожидали свою часть, так как нас был один батальон. Не дождавшись своих, мы поехали дальше и проехали еще одну станцию. Дальше нельзя было. Вот тут-то, недалеко от города Пскова началась для меня война.

 Недалеко от небольшой станции в лесу заняли мы оборону, ждем в гости врага. К вечеру он пришел-с танками и самолетами. А у нас винтовки и нехватка боеприпасов. Силы были неравные, пришлось отступить. И так в этот вечер раза три-то занимали оборону, то снова отступали. На второй день, рано утром, не успели позавтракать, у шоссейной дороги вновь разгорелся бой. Ни шагу назад! — решили мы. День держали оборону, но снова пришлось отступить. Тут потеряли мы часть своих товарищей. К вечеру вышли из боя, но оказались в окружении врагов. Ночью фашисты нас оставили в покое. Покушать — хлеба не было. Утром снова заняли оборону. Но не успели ни поставить патроны (я был патроннаводчиком) и выкопать окоп (хорошо, что рядом оказалась ямка, куда и лег),как нас снова накрыли ураганным огнем, тут я потерял Тольку, хотя и видел его в бою. Остались из наших томичей немногие…»

Вот эти письма, написанные с фронта и между боями погружают нас в те суровые дни.
 Не мог первый батальон дождаться свою дивизию, она была отправлена от Москвы на запад в Смоленскую область. Первые приказы и решения иногда были суматошными и не успевали за развитием ситуации. Вот и решение по отправке батальона было принято наспех.
Обстановка рвалась на всех направлениях. Город Псков был сдан немцам без большого сопротивления.111-я стрелковая дивизия полковника Ивана Михайловича Иванова последняя с боями уходила из Пскова. Первая танковая дивизия вермахта, моторизованные дивизии немцев клещами охватывали город, заставляя наши части прорываться через заслоны врага в сторону Луги. Поэтому наш батальон ехал в самое пекло. Не успев соединиться со 111-й дивизией, батальон принял неравный бои с превосходящим противником. В небе были немецкие самолеты, танки уничтожали наши огневые позиции, моторизованные части врага воевали с красноармейцами, у которых были только винтовки и нехватка патронов. Но красноармейцы стояли до последнего, шли в штыковую, бросались с гранатами под немецкие танки.
На этом направлении не было пленных, боец или погибал или прорывал окружение.
Командир 111-й стрелковой дивизии полковник Иванов при выходе их окружения восточнее Пскова атаковал арьергард 1-й танковой дивизии вермахта и вместе с сорока красноармейцами   погиб в районе перекрестка на деревню Углы у шоссе Минск-Ленинград.
Сергей Каракулов вышел с боями из окружения и пробился к городу Луга. Дальше после проверки воевал в 23 армии, затем в 1-й стрелковой роте 59 стрелкового полка 85 стрелковой дивизии. Защищал Ленинград. Награжден медалью «За оборону Ленинграда». До конца войны не дожил два месяца. Погиб геройски 15 марта 1945 года. Похоронен в Латвии, у хутора Дзириныки на братском кладбище в 5 могиле.

А что известно о нашем Анатолии Ивановиче? Его семья получила извещение, что он пропал без вести в 1941 году. Иван Степанович не выдержал такого и умер в 1945 году. В это время вернулся с войны старший брат Анатолия Виктор, он прошел всю войну от звонка до звонка.

Но в 1977 году, 36 лет со времени как погиб Анатолий Иванович, ранней весной два школьника из деревенской школы села Углы   Псковской области на окраине леса обнаружили, точнее увидели, штык винтовки в просевшей ямке. Когда было раскопано это место, были обнаружены 6 красноармейцев. Они находились в окопе, винтовки с примкнутыми штыками были рядом. Дно окопа было усыпано гильзами, осколками мин и снарядов.  Видно, не раз ходили бойцы в атаку.

И, скорее всего, были заутюжены гусеницами немецкого танка. Только у одного бойца был найден посмертный медальон. Им оказался Липихин Анатолий Иванович, сержант, командир отделения 1-го батальона 423 стрелкового полка 166 стрелковой дивизии.
Были найдены родные Анатолия Ивановича в Томске. К тому времени не было уже и Пелагеи Михайловны, она умерла в 1974 году. Не дожил до этого времени и Виктор Иванович, старший брат.

 Владимир Иванович, младший брат Анатолия, вместе со своей женой Верой Георгиевной приехали по приглашению в Псковскую область на торжественное захоронение шестерых красноармейцев вместе с Липихиным Анатолием Ивановичем. На похороны, которые проходили в районном центре Красные Струги Псковской области, собралось огромное количество людей со всего района, представители колхозов и промышленных предприятий, руководители партийных и советских органов, школьники, молодые и пожилые. Люди шли под траурную музыку оркестра. Был построен военный церемониал из военнослужащих псковского гарнизона. Урны с прахом героев опускали под ружейные залпы и траурную музыку.

Липихины привезли из далекого Томска на могилу брата и его боевых товарищей томской земли.
Соединившись воедино на могиле павших героев, земля сибирская и земля псковская как бы сохранили навеки клятву верности псковичей и сибиряков делу построения всеобщего мира и счастья, делу, за которое отдали свои молодые жизни Анатолий Липихин и его боевые друзья.